Возврат страховой премии

Возврат страховой премии

Неисполнение ответчиком своей обязанности привести свою деятельность по вновь заключаемым договорам добровольного страхования в соответствие с требованиями Указания Банка России от 20.11.2015 г. № 3854-У не лишает истца как потребителя права в сроки, установленные данным Указанием, отказаться от договора добровольного страхования и потребовать возврата страховой премии.


Содержание иска

Д. Г.Н. обратилось в суд с иском к Наименование организации 1 (ПАО), ООО Страховая компания «Наименование организации 2» о признании недействительным абзаца 10 п. 2 заявления о присоединении к программе коллективного страхования в рамках страхового продукта «Финансовый резерв Лайф+» к договору № *** от 21.06.2017 г., в котором предусмотрен отказ в возврате стоимости услуг Банка при отказе от страхования;

о признании расторгнутым договора № *** от 21.06.2017 г. и заявления о присоединении к программе коллективного страхования в рамках страхового продукта «Финансовый резерв Лайф+» к договору № *** от 21.06.2017 г.;

признании обязательства Д. Г.Н. перед «Наименование организации 1» (ПАО), ООО СК «Наименование организации 2» выполненными в полном объеме с 27.06.2017 г.;

взыскании с «Наименование организации 1» (ПАО), ООО СК «Наименование организации 2» денежных средств в размере 60 873,00 руб., неустойки в размере 25 566,66 руб., штрафа в размере 50% за необоснованный отказ в удовлетворении законных требований потребителя, компенсации морального вреда в размере 50 000,00 руб.

Требования мотивированы тем, что 21.06.2017 г. между Д. Г.Н. и ПАО «Наименование организации 1» заключен кредитный договор № *** с целью получения потребительского кредита. Позже Д. Г.Н. узнала, что подписала очень не выгодный договор с условиями, ущемляющими ее права как потребителя, большими процентами и навязанной суммой страховки, несоразмерной кредиту.

27.06.2017 г. Д. Г.Н. обратилась в дополнительный офис «Т-ий» № 4410 с целью досрочно расторгнуть все договоры и прекратить отношения с банком и страховщиком. Однако провести процедуру по досрочному погашению кредита сотрудники банка не смогли из-за отказа системы.

28.06.2017 г. Д. Г.Н. направила в адрес «Наименование организации 1» (ПАО), ООО СК «Наименование организации 2» телеграммы о расторжении договоров и возврате *** руб. Однако ей было отказано в возврате оплаты за личное страхование по программе банка «Финансовый резерв Лайф+».

Считает, что со стороны представителей «Наименование организации 1» (ПАО), ООО СК «Наименование организации 2» имело место введение в заблуждение потребителя относительно полноты информации о предоставляемых услугах.

Решением Тимирязевского районного суда г. Москвы от 24.08.2017 г. в удовлетворении заявленных требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22.11.2017 г. решение Тимирязевского районного суда г. Москвы от 24.08.2017 г. оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Д. Г.Н. ставит вопрос об отмене принятых судебных постановлений и направлении дела на новое рассмотрение в ином составе суда.

Выводы суда по делу

Судом установлено и из материалов дела следует, что 21.06.2017 г. между Д. Г.Н. и «Наименование организации 1» (ПАО) заключен кредитный договор № ***, согласно которому Банк предоставил Д. Г.Е. денежные средства в размере 289 873,00  руб., сроком до 21.06.2022 г., под 16,5% годовых. Согласно графику погашения кредита и уплаты процентов размер процентов за пользование кредитом составил 137 938,63  руб.

21.06.2017 г. Д. Г.Н. также было подписано заявление на включение в число участников программы коллективного страхования в рамках страхового продукта «Финансовый резерв Лайф+» в «Наименование организации 1» (ПАО), заключенного между «Наименование организации 1» (ПАО) и ООО СК «Наименование организации 2». Срок страхования был определен с 22.06.2017 г. по 21.06.2022 г.

Страховая сумма составляла 289 873,00  руб., стоимость услуг банка по обеспечению страхования составляла 60 873,00 руб., из которых вознаграждение банка составляло 12 174,00  руб., возмещение затрат банка на оплату страховой премии страховщику составляло 48 698,40 руб.

27.06.2017 г. Д. Г.Н. обратилась в «Наименование организации 1» (ПАО) с жалобами на то, что при оформлении кредита ей не дали возможность отказаться от страхования, ввели в заблуждение относительно сумм, подлежащих выдаче, просила вернуть сумму страховки в размере *** руб., требованием зачесть сумму для погашения кредита без начисления процентов по состоянию на 27.06.2017 г.

28.06.2017 г. Д. Г.Н. направила в адрес «Наименование организации 1» (ПАО), ООО СК «Наименование организации 2» телеграммы с требованием о расторжении с 27.06.2017 г. договора кредита № *** и договора страхования «Лайф+» от 21.06.2017 г.

28.06.2017 г. Д. Г.Н. произведено досрочное погашение суммы кредита по кредитному договору№ *** от 21.06.2017 в размере *** руб.

06.07.2017 г. «Наименование организации 1» (ПАО) направило ответ № *** на обращение Д. Г.Н., в котором Банк отказал в удовлетворении требований Д. Г.Н.

26.07.2017 г. Д. Г.Н. «Наименование организации 1» (ПАО) выдана справка о полном погашении кредитной задолженности и закрытии кредита.

Отказывая в удовлетворении исковых требований о признании недействительным абзаца 10 пункта 2 заявления о присоединении к программе коллективного страхования в рамках страхового продукта Финансовый резерв Лайф+» к договору № *** от 21.06.2017 г., суд первой инстанции пришел к выводу о том, что поскольку заявление Д. Г.Н. от 21.06.2017 г. о страховании заемщика не является двусторонним соглашением, то оснований применять к сложившимся правоотношениями положения статьи 168 ГК РФ не имеется.

Д. Г.Н. добровольно, действуя в своем интересе, по своему усмотрению, заключила договор страхования и кредитный договор, согласившись с их условиями. Между сторонами было достигнуто согласие по всем существенным условиям и данные договоры являются заключенными. Д. Г.Н. была в полном объеме проинформирована о существенных условиях договора страхования, стоимости услуг и каких-либо возражений, относительно предложенных ООО СК «Наименование организации 2» условий договоров, не заявила.

Отсутствие обязанности заемщика заключать договоры страхования подтверждается условиями кредитного договора, в которых отсутствует указание на обязанность заемщика о заключении договоров страхования. Добровольность заключения договоров страхования подтверждается подписями на заявлении о страховании.

Отказывая в удовлетворении требования о признании расторгнутыми договора № *** от 21.06.2017 г. и заявления о присоединении к программе коллективного страхования в рамках страхового продукта «Финансовый резерв Лайф+» к договору № *** от 21.06.2017 г., суд первой инстанции указал на то, что Д. Г.Н. выполнила условия договора № *** от 21.06.2017 г. путем погашения задолженности 28.06.2017 г., что подтверждено выпиской по лицевому счету заемщика. Задолженность Д. Г.Н. перед банком отсутствует.

Разрешая вопрос о взыскании денежных средств, неустойки, штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя, компенсации морального вреда, расходов по оплате услуг представителя, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что данные требования не подлежат удовлетворению в связи с отказом в удовлетворении основных требований.

Проверяя решение суда в апелляционном порядке, судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда с выводами суда первой инстанции согласилась, указав на то, что судом первой инстанции установлены и исследованы все необходимые обстоятельства, имеющие значение для дела.

Между тем, с выводами судов первой и апелляционной инстанций нельзя согласиться по следующим основаниям.

В силу ч. 3 ст. 3 Закона РФ от 27.11.1992 г. № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» Банк России вправе определять в своих нормативных актах минимальные (стандартные) требования к условиям и порядку осуществления отдельных видов добровольного страхования.

Указанием Банка России от 20.11.2015 г. № 3854-У (в ред. от 20.11.2015 г.) «О минимальных (стандартных) требованиях к условиям и порядку осуществления отдельных видов добровольного страхования» исходя из его преамбулы установлены минимальные (стандартные) требования к условиям и порядку осуществления в отношении страхователей - физических лиц страхования жизни на случай смерти, дожития до определенного возраста или срока либо наступления иного события; страхования жизни с условием периодических страховых выплат (ренты, аннуитетов) и (или) с участием страхователя в инвестиционном доходе страховщика; страхования от несчастных случаев и болезней и т.д. (далее - добровольное страхование).

Как следует из п. 1 Указания Банка России от 20.11.2015 г. № 3854-У при осуществлении добровольного страхования (за исключением случаев осуществления добровольного страхования, предусмотренных п. 4 настоящего Указания), страховщик должен предусмотреть условие о возврате страхователю уплаченной страховой премии в порядке, установленном настоящим Указанием, в случае отказа страхователя от договора добровольного страхования в течение пяти рабочих дней со дня его заключения независимо от момента уплаты страховой премии, при отсутствии в данном периоде событий, имеющих признаки страхового случая.

В соответствии с п. п. 5 - 8 Указания Банка России от 20.11.2015 г. № 3854-У, страховщик при осуществлении добровольного страхования должен предусмотреть, что в случае если страхователь отказался от договора добровольного страхования в срок, установленный п. 1 настоящего Указания, и до даты возникновения обязательств страховщика по заключенному договору страхования (далее - дата начала действия страхования), уплаченная страховая премия подлежит возврату страховщиком страхователю в полном объеме.

Страховщик при осуществлении добровольного страхования должен предусмотреть, что в случае если страхователь отказался от договора добровольного страхования в срок, установленный п. 1 настоящего Указания, но после даты начала действия страхования, страховщик при возврате уплаченной страховой премии страхователю вправе удержать ее часть пропорционально сроку действия договора страхования, прошедшему с даты начала действия страхования до даты прекращения действия договора добровольного страхования.

Страховщик при осуществлении добровольного страхования должен предусмотреть условие о том, что договор добровольного страхования считается прекратившим свое действие с даты получения страховщиком письменного заявления страхователя об отказе от договора добровольного страхования или иной даты, установленной по соглашению сторон, но не позднее срока, определенного в соответствии с п. 1 настоящего Указания.

Страховщик при осуществлении добровольного страхования должен предусмотреть условие о возврате страхователю страховой премии по выбору страхователя наличными деньгами или в безналичном порядке в срок, не превышающий 10 рабочих дней со дня получения письменного заявления страхователя об отказе от договора добровольного страхования.

В порядке, предусмотренном п. 10 Указания Банка России от 20.11.2015 г. № 3854-У, страховщики обязаны привести свою деятельность по вновь заключаемым договорам добровольного страхования в соответствие с требованиями настоящего Указания в течение 90 дней со дня вступления его в силу (02.03.2016 г.).

Таким образом, все договоры добровольного страхования, заключенные с физическими лицами после вступления в силу Указания ЦБ РФ, должны соответствовать приведенным выше требованиям, предусматривающим право страхователя - физического лица в течение пяти рабочих дней со дня заключения договора добровольного страхования отказаться от него с возвратом страховой премии в полном объеме, если к моменту отказа от него договор страхования не начал действовать, а если договор начал действовать, то за вычетом суммы страховой премии, пропорциональной времени действия начавшегося договора добровольного страхования.

Д. Г.Н. присоединилась к Программе страхования 21.06.2017 г., следовательно, условия данного договора должны соответствовать Указаниям Банка России от 20.11.2015 г. № 3854-У.

В п. 1 ст. 16 Закона РФ от 07.02.1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» содержится предписание о том, что условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

В п. 76 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» даны разъяснения о том, что ничтожными являются условия сделки, заключенной с потребителем, не соответствующие актам, содержащим нормы гражданского права, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров (ст. 3, п. 4 и 5 ст. 426 ГК РФ), а также условия сделки, при совершении которой был нарушен явно выраженный законодательный запрет ограничения прав потребителей (например, п. 2 ст. 16 Закона РФ от 07.02.1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей», ст. 29 ФЗ от 02.12.1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности»).

Таким образом, неисполнение ответчиком своей обязанности привести свою деятельность по вновь заключаемым договорам добровольного страхования в соответствие с требованиями Указания Банка России от 20.11.2015 г. № 3854-У не лишает истца как потребителя права в сроки, установленные данным Указанием, отказаться от договора добровольного страхования и потребовать возврата страховой премии.

Отказывая в удовлетворении иска, судебные инстанции приведенные выше Указания Банка России от 20.11.2015 г. № 3854-У не учли, то обстоятельство, что 27.06.2017 г., то есть в срок установленный п. 1 Указания Банка России от 20.11.2015 г. № 3854-У, истец в письменной форме отказался от договора добровольного страхования, заключенного с ООО СК «Наименование организации 2», а страховщик не понес никаких расходов на его заключение, во внимание не приняли.

С учетом изложенного Президиум Московского городского суда считает решение Тимирязевского районного суда г. Москвы от 24.08.2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22.11.2017 г. незаконными и подлежащими отмене, а гражданское дело подлежащим направлению на новое рассмотрение в Тимирязевский районный суд г. Москвы в ином составе суда.

Источник: Единый портал судов общей юрисдикции г. Москвы

Судебная практика по аналогичным делам

Принимаем звонок
Оставьте заявку на
бесплатную консультацию
юриста по телефону
Москва и область:
+7 499 577-00-25 доб.109
Санкт-Петербург и область:
+7 812 425-66-30 доб.109

Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.

Политика конфиденциальности и Согласие на обработку персональных данных

Канал в Яндекс.Дзен
возврат-страховки.рф 2016-2020