Возврат страховки по кредитной карте

страховка по кредитной карте

Таким образом, наступление страхового случая возможно только при условии, что банковская карта, указанная в полисе, является действующей и передана во владение держателю карты. Следовательно, с момента ее возврата банку-эмитенту возможность наступления страхового случая по рассматриваемым страховым рискам утрачена. При этом обязанность страховщика возвратить часть страховой премии наступает с момента, когда страхователь к нему обратился с требованием об отказе от договора страхования.

Поэтому с момента обращения истца с заявлением к страховщику о досрочном прекращении договора в связи с возвратом банковской карты банку истец вправе потребовать возврата части страховой премии, пропорционально оставшемуся сроку действия договора страхования.


Гр. дело № 33-35831

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

28 августа 2018 года

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе:

председательствующего Акульшиной Т.В.,  

судей Демидовой Э.Э., Шубиной И.И., 

при секретаре С.С.В.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Шубиной И.И. гражданское дело по апелляционным жалобам истца Г. И.А., представителя ответчика ОАО «А» по доверенности Т. Т.А. на решение Люблинского  районного суда г. Москвы от 26 февраля 2018 года, которым постановлено:

Исковые требования Г. И А к ОАО «А» о взыскании части страховой премии по договору страхования, неустойки, компенсации морального вреда удовлетворить частично.

Взыскать с ОАО «А» в пользу Г. И А часть страховой премии в размере 6 712 руб. 50 коп., проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 508 руб. 62 коп., компенсацию морального вреда в размере 2 000 руб., штраф в размере 4 610 руб. 56 коп., а всего денежную сумму в размере 13 831 руб. 68 коп.

В удовлетворении остальной части иска отказать.

Взыскать с ОАО «А» в доход бюджета города Москвы государственную пошлину в размере 700 руб.,

УСТАНОВИЛА:

Г И.А. обратился в суд с иском к ОАО «А», уточнив который, просил о взыскании страховой премии в сумме 7 831,25 руб., неустойки в сумме 87 161,79 руб., компенсации морального вреда в сумме 480 000 руб., указав, что 14 сентября 2016 года истцу ПАО «М» была выдана банковская кредитная карта № ********.

Также при заключении кредитного договора истцом подписано заявление на получение услуги по добровольному страхованию заемщика кредита, в этот же день путем акцепта страхователем полиса-оферты «Мультиполис» № ***, была уплачена страховая премия в размере 13 425 руб..

Поскольку банковской картой Г И.А. не воспользовался, он 20 февраля 2017 года подал в банк заявление об отказе от использования данной карты.

28 марта 2017 г. истец обратился к страховщику ОАО «А» с заявлением о расторжении договора и возврате части страховой премии, однако 29 марта 2017 г. в расторжении договора истцу было отказано.

07 апреля 2017 г. истец направил в адрес ОАО «А» претензию, в которой просил расторгнуть договор и вернуть ему часть уплаченной страховой премии, однако 12 апреля 2017 г. получил отказ от выполнения его требований в добровольном порядке.

Истец Г И.А. и его представитель К. М.А. в судебном заседании исковые требования поддержали в полном объеме.

Представитель ответчика ОАО «А» в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещался надлежащим образом, ранее представил письменный отзыв на иск, в котором исковые требования не признал.

Суд постановил вышеуказанное решение, об отмене которого просят истец Г И.А., представитель ответчика ОАО «А» по доверенности Т. Т.А. по доводам апелляционных жалоб.

Изучив материалы дела, обсудив вопрос о возможности рассмотрения дела в отсутствие представителя ответчика ОАО «А», извещенного о времени и месте рассмотрения дела надлежащим образом, выслушав истца Г. И.А., его представителя по заявлению К. М.А., обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии со ст. 330 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: 1) неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; 2) недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; 3) несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; 4) нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Согласно ч. 1 ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

Как разъяснено в п.п. 2, 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении», решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению. Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Данным требованиям решение суда не отвечает.

Разрешая дело, суд первой инстанции руководствовался положениями ст.ст. 420, 428, 435, 438 ГК РФ, Законом РФ от 07 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей».

Суд первой инстанции установил, что 14 сентября 2016 года между истцом и ПАО «М» был заключен кредитный договор № **.

При оформлении кредитного договора истцу была предоставлена банковская кредитная карта ПАО «М» № ********.

В этот же день путем акцепта страхователем полиса-оферты «Мультиполис» № ***, подписанного страховщиком ОАО «А» и Г И.А., был заключен договор страхования, уплачена страховая премия в сумме 13 425 руб..

В соответствии с п. 7.1 полиса-оферты «Мультиполис» полис-оферта вступает в силу с 00 часов 16 календарного дня, следующего за днем уплаты страхователем общей страховой премии.

На основании п. 8.3 Полиса страховая премия подлежит возврату страхователю в полном объеме при отказе страхователя от договора страхования в течение 15 календарных дней с даты его заключения, при условии отсутствия страхового события.

Согласно п. 8.4 Полиса в иных случаях при отказе страхователя от договора страхования, уплаченная страховщику страховая премия возврату не подлежит.

Из материалов дела усматривается, что банковской картой Г И.А. не воспользовался, 20 февраля 2017 года банком принято его заявление об отказе от использования данной карты.

Согласно п.п.1, 5, 6, 8 Указания Центрального Банка Российской Федерации от 20 ноября 2015 года № 3854-У «О минимальных (стандартных) требованиях к условиям и порядку осуществления отдельных видов добровольного страхования» страховщик обязан предусмотреть условия о возврате страхователю уплаченной страховой премии в порядке, установленном настоящим Указанием, в случае отказа страхователя от договора добровольного страхования в течение 14 календарных дней со дня его заключения независимо от момента уплаты страховой премии, при отсутствии в данном периоде событий, имеющих признаки страхового случая.

Срок возврата страхователю страховой премии или ее части не должен превышать 10 рабочих дней со дня получения письменного заявления страхователя об отказе от договора добровольного страхования.

28 марта 2017 г. истец обратился к страховщику ОАО «А» с заявлением о расторжении договора и возврате части страховой премии, однако 29 марта 2017 г. в расторжении договора истцу было отказано.

Как пояснял истец в ходе рассмотрения дела, при заключении иного кредитного договора и договора страхования с другим страховщиком, ему была выдана дополнительная кредитная карта в качестве подарка. Данной картой истец не воспользовался, о том, что сумма кредита по выданной дополнительной карте была застрахована, он не знал. После погашения в феврале 2017 года основного кредита в МКБ он обратился в банк за возвратом части страховой премии и узнал, что и выданная дополнительно банковская карта, которой он не воспользовался, также была застрахована.

На основании приведенных объяснений истца суд пришел к выводу о том, что Г И.А. не имел намерения вступать с банком в иные кредитные взаимоотношения, не пользовался и не имел намерения пользоваться предоставленной ему в момент заключения иного кредитного договора банковской картой № ********.

Придя к выводу о том, что истец предоставленной ему финансовой услугой не воспользовался, что само по себе исключает возможность наступления страхового случая, суд посчитал, что установленные Указанием ЦБ РФ сроки обращения с заявлением об отказе страхователя от договора добровольного страхования не подлежат применению.

Установив, что банк фактически не предоставил Гу И.А. финансовую услугу, предоставив лишь возможность ею воспользоваться, а страховщик не предоставил услуги в рамках добровольного страхования, суд первой инстанции признал требования в истца о возврате страховой премии правомерными, взыскал с ответчика в пользу Г. И.А. страховую премию в сумме 6 712 руб. 50 коп..

Поскольку ответчик неправомерно удерживал чужие денежные средства, суд, руководствуясь положениями ст. 395 ГК РФ, взыскал проценты за период с 12 апреля 2017 года по 26 февраля 2018 года в сумме 508,62 руб.. При этом суд пришел к выводу о том, что неустойка, предусмотренная п. 5 ст. 28 Закона РФ «О защите прав потребителей» взысканию не подлежит.

Удовлетворяя требования истца о компенсации морального вреда, суд учел характер причиненных потребителю нравственных страданий, принципы разумности и справедливости, степень вины ответчика, взыскав компенсацию морального вреда в сумме 2 000 руб..

Установив, что ответчик в добровольном порядке требования истца не удовлетворил, руководствуясь положениями части 6 статьи 13 Закона «О защите прав потребителей», суд взыскал с ОАО «А» штраф в сумме 4 610,56 руб..

В соответствии со ст. 103 ГПК РФ с ответчика ООО «А» в доход бюджета г. Москвы была взыскана государственная пошлина в сумме 700 руб..

В апелляционной жалобе истец, не соглашаясь с отказом во взыскании неустойки, предусмотренной п. 5 ст. 28 Закона РФ «О защите прав потребителей», полагает, что его требования в данной части подлежат удовлетворению в полном размере, не соглашается с сумой компенсации морального вреда, полагая ее заниженной.

Представитель ответчика в апелляционной жалобе полагает удовлетворение иска незаконным, противоречащим условиям заключенного сторонами договора и требованиям закона, просит отменить решение суда и полностью отказать в иске, ссылаясь на то, что досрочное прекращение кредитных правоотношений не является основанием для возврата страховой премии, поскольку возможность наступления страхового случая не отпала.

Проверяя доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия установила следующее.

Из материалов дела усматривается, что 14 сентября 2016 года истцом с ПАО «М» был заключен кредитный договор № **/16, в соответствии с которым ему был предоставлен кредит на сумму 616 246,5 руб. со сроком до 23 декабря 2021 года. В качестве условия договора предусмотрена обязанность заемщика заключить договор страхования жизни и здоровья (от несчастных случаев и болезней) на срок с даты выдачи кредита до 14 сентября 2021 года (л.д. 57 – 58).

Также 14 сентября 2016 года истцом с ПАО «М» был заключен еще один кредитный договор на индивидуальных условиях кредитования картсчета с лимитом кредитования в размере до 91 000 руб. на срок до 30 сентября 2018 года, и датой возврата кредита не позднее 29 ноября 2018 года (л.д. 51 – 54). В связи с заключением данного договора истцом было подано заявление на предоставление комплексного банковского обслуживания и выдана карта № ******** (л.д. 55).

В тот же день, 14 сентября 2016 года истцом был заключен договор страхования с ОАО «А» (Полис-оферта «Мультиполис» № **/6) на срок 12 месяцев (л.д. 35 – 43).

Из данного договора усматривается, что были застрахованы следующие риски страхователя: риски держателя банковской карты (раздел 4), риски утраты и повреждения имущества страхователя и гражданской ответственности при эксплуатации недвижимого имущества (раздел 5).

Предметом страхования по рискам держателя банковской карты являлись Банковская карта и денежные средства на счете держателя банковской карты ПАО «М» № ******** со страховой суммой 450 000 руб.; личные вещи держателя банковской карты со страховой суммой 30 000 руб., страховая премия по данному предмету составила 7 425 руб. (п. 4.5 Полиса).

Страховщиком по данным рискам предоставлялась страховая защита в связи с несанкционированным снятием денежных средств со счета держателя банковской карты, с утратой банковской карты, хищением банковской карты, повреждением или утратой личных вещей – паспорта гражданина РФ, заграничного паспорта, водительского удостоверения, ключей от автомобиля держателя карты, мобильного телефона.

Предметом страхования имущества и гражданской ответственности являлись внутренняя отделка на страховую сумму 400 000 руб., движимое имущество на страховую сумму 300 000 руб., гражданская ответственность на страховую сумму 300 000 руб.. Страховая премия по данному предмету страхования составила 6 000 руб. (п. 5.1 Полиса).

Страховщиком по данным рискам предоставлялась страховая защита от повреждения, гибели или утраты недвижимого имущества, причинение ущерба жизни, здоровью или имуществу третьих лиц в связи с эксплуатацией недвижимого имущества.

            Условия, на которых был заключен договор страхования, изложены в полисе страхования, врученном страхователю.

            В тот же день, 14 сентября 2016 года, истец дал поручение банку на перечисление страховой премии в сумме 13 425 руб. со счета № ***, открытого для проведения расчетов по кредитной карте № *******. В соответствии с отметкой банка данное поручение исполнено 14 сентября 2016 года (л.д. 62).

            Таким образом, объяснения истца о том, что он не воспользовался денежными средствами по предоставленной ему кредитной карте, материалами дела не подтверждены.

            Из Справки ПАО «МКБ» от 30 мая 2017 года видно, что по состоянию на эту дату закрыты следующие банковские счета Г. И.А.: № *** (пластиковая карта **); № **5 (пластиковая карта **); № *** (пластиковая карта ********) (л.д. 49).

            В соответствии с выпиской банка заявление Г. И.А. об отказе от использования карты № ******** было принято 20 февраля 2017 года (л.д. 19).

            29 марта 2017 года истцом ответчику вручено обращение о досрочном расторжении договора страхования и возврате уплаченной страховой премии по договору **. В качестве основания для досрочного расторжения указано досрочное погашение кредита № ** (л.д. 5).

            29 марта 2017 года ответчиком истцу дан ответ со ссылкой на п. 3 ст. 958 ГК РФ о том, что при досрочном расторжении договора уплаченная страховая премия возврату не подлежит (л.д. 6).

            Таким образом, выводы суда первой инстанции о том, что истцу банком не была предоставлена финансовая услуга, а только право ею воспользоваться, истец этой услугой не воспользовался, что исключает возможность наступления страхового случая, а потому не подлежит применению Указание ЦБ РФ в части сроков отказа от договора, а страховая премия в части подлежит возврату, противоречат фактическим обстоятельствам дела и нормам материального права.

            Согласно пункту 1 ст. 2 Закона РФ от 27 ноября 1992 г. № 4016-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» страхование – отношения по защите интересов физических и юридических лиц при наступлении определенных страховых случаев за счёт денежных средств фондов, формируемых страховщиками из уплаченных страховых премий (страховых взносов), а также за счёт иных средств страховщиков.

            В соответствии с п. 1 и 2 ст. 9 Закона об организации страхового дела страховым риском является предполагаемое событие, на случай наступления которого производится страхование.

            Страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования, с наступлением которого возникает обязанность произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам.

            Согласно п. 1 ст. 958 ГК РФ договор страхования прекращается до наступления срока, на который он был заключен, если после его вступления в силу возможность наступления страхового случая отпала и существование страхового риска прекратилось по обстоятельствам иным, чем страховой случай. К таким обстоятельствам, в частности, относятся: гибель застрахованного имущества по причинам иным, чем наступление страхового случая, прекращение в установленном порядке предпринимательской деятельности лицом, застраховавшим предпринимательской риск или риск гражданской ответственности, связанной с этой деятельностью.

            При досрочном прекращении договора страхования по обстоятельствам, указанным в пункте 1 приведенной статьи, страховщик имеет право на часть страховой премии пропорционально времени, в течение которого действовало страхование (абз. 1 пункта 3 ст. 958 ГК РФ).

В соответствии с п. 4.3.1. договора страхования страховыми случаями по рискам держателя банковской карты являются: несанкционированное снятие денежных средств со счета держателя банковской карты с использованием банковской карты путем получения третьими лицами наличных денег из банкомата со счета держателя банковской карты, когда в результате насилия или под угрозой насилия в отношении держателя банковской карты или его близких держатель банковской карты был вынужден передать свою карту, указанную в полисе, и сообщить третьим лицам ПИН-код этой карты; путем получения третьими лицами наличных денежных средств со счета держателя карты в отделении банка с использованием банковской карты, указанной в полисе, с копированием подписи держателя банковской карты на платежных документах; путем снятия денежных средств со счета держателя банковской карты третьими лицами с использованием поддельной карты с нанесенными на нее данными действительной карты, указанной в полисе, в качестве расчетного средства; с использованием информации о карте, указанной в полисе, полученной мошенническим путем, используя фишинг, скимминг для осуществления расчетов; посредством получения денежных средств из банкомата по поддельной карте, на которую нанесены данные действительной банковской карты, указанной в полисе; путем несанкционированного использования банковской карты, указанной в полисе, третьими лицами в результате ее утраты (потери, кражи, грабежа, разбоя) держателем банковской карты, за исключением операций с использованием ПИН-кода; утрата банковской карты вследствие утери, хищения (кражи, грабежа, разбоя), случайных механических, термических повреждений, размагничивания и т.п.), неисправной работы банкомата.

            Таким образом, наступление страхового случая возможно только при условии, что банковская карта, указанная в полисе, является действующей и передана во владение держателю карты. Следовательно, с момента ее возврата банку-эмитенту возможность наступления страхового случая по рассматриваемым страховым рискам утрачена. При этом обязанность страховщика возвратить часть страховой премии наступает с момента, когда страхователь к нему обратился с требованием об отказе от договора страхования.

            Поэтому с момента обращения истца с заявлением к страховщику о досрочном прекращении договора в связи с возвратом банковской карты банку истец вправе потребовать возврата части страховой премии, пропорционально оставшемуся сроку действия договора страхования.

            Вместе с тем, с возвращением банку карты не исключается возможность наступления страхового случая по риску утраты личных вещей держателя карты. Однако, поскольку по указанным рискам страховая премия не разграничена, судебная коллегия считает возможным рассчитать подлежащую возврату часть страховой премии, исходя из ее полной суммы, уплаченной по разделу договора о страховании рисков держателя карты – 7 425 руб..

            К моменту обращения страхователя с заявлением о возврате страховой премии договор действовал в течение 6 месяцев и 15 дней, соответственно, страховая премия за оставшийся срок действия договора – 5 месяцев, сумма которой составляет 3 093 руб. 75 коп., подлежит взысканию с ответчика в пользу истца.

            Обсуждая вопрос о возможности наступления страхового случая по страхованию имущества и гражданской ответственности истца (раздел 5 полиса страхования), судебная коллегия приходит к выводу о том, что страховой риск утраты или повреждения имущества истца, причинения им вреда жизни, здоровью или имуществу третьих лиц никоим образом не связан с заключением и исполнением договора кредитования картсчета. Следовательно, оснований для возврата страховой премии в сумме 6 000 руб., уплаченной истцом за страхование имущества и гражданской ответственности, в связи с отказом страхователя от договора не имеется.

            Доводы истца о том, что ему не было известно о заключении данного договора страхования, в услугах страхования он не нуждался, представленными им доказательствами не подтверждены. Из материалов дела усматривается, что истец лично давал банку поручение на перечисление страховой премии, обращаясь к страховщику, указывал на факт заключения договора страхования и представлял копию полиса.

            В апелляционной жалобе истца также указывается на необоснованность отказа во взыскании неустойки, предусмотренной п. 5 ст. 28 Закона РФ «О защите прав потребителей», которую он исчисляет от подлежащей возврату части страховой премии.

            Данные доводы подлежат отклонению, поскольку за нарушение срока возврата страховой премии законом неустойка не предусмотрена, возможность начисления процентов установлена ст. 395 ГК РФ, которую правильно применил суд первой инстанции. Вместе с тем, в связи с изменением размера суммы страховой премии, подлежащей взысканию с ответчика, соответствующему изменению подлежит сумма процентов, которая за период с 29 марта 2017 года (дата отказа в возврате части страховой премии) по 26 февраля 2018 года составляет 234 руб. 43 коп., исходя из следующего расчета:

3 093,75 х 9,75% : 365 х 34 = 28,10

3 093.75 х 9,25% : 365 х 48 = 37,63

3 093,75 х 9,0% : 365 х 91 = 69,42

3 093,75 х 8,5% : 365 х 42 = 30,26

3 093,75 х 8,25% : 365 х 49 = 34,26

3 093,75 х 7,75% : 365 х 56 = 36,79

3 093,75 х 7,5% : 365 х 15 = 9,54, а всего 234 руб. 43 коп..

            Оснований для изменения взысканной судом первой инстанции суммы компенсации морального вреда, с которой не согласен истец, судебная коллегия не находит. Определяя сумму компенсации, суд учел характер и степень нравственных страданий истца, требования разумности и справедливости.

            В связи с изменением подлежащих взысканию денежных сумм страховой премии и процентов за пользование чужими денежными средствами соответствующему изменению подлежат суммы штрафа и итоговой суммы, взыскиваемых в пользу истца, которые соответственно составляют 2 664 руб. 09 коп. и 7 992 руб. 27 коп..

            В остальной части решение суда должно быть оставлено без изменения, апелляционные жалобы сторон – без удовлетворения.

            На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328 – 330 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Люблинского районного суда г. Москвы от 26 февраля 2018 года изменить в части размеров взысканных сумм страховой премии, процентов за пользование чужими денежными средствами, штрафа, итоговой суммы, постановить в данной части новое решение.

Взыскать с ОАО «А» в пользу Г. И А страховую премию в сумме 3 093 руб. 75 коп., проценты за пользование чужими денежными средствами в сумме 234 руб. 43 коп., штраф в сумме 2 664 руб. 09 коп., указать итоговую сумму взыскания 7 992 руб. 27 коп..

В остальной части решение суда оставить без изменения, апелляционные жалобы сторон – без удовлетворения.


Судебная практика по аналогичным делам

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА КАК ВЕРНУТЬ СТРАХОВУЮ ПРЕМИЮ
8 (800) 350-84-13
доб. 810

(бесплатный звонок по РФ)

Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.

Политика конфиденциальности и Согласие на обработку персональных данных

возврат-страховки.рф 2016-2019