Не является навязыванием услуги страхование жизни при получении кредита

Гр дело №33-1106/2019

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

16 января 2019 года.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

в составе председательствующего Пашкевич А.М.

и судей, Зениной Л.С., Нестеровой Е.Б.

при секретаре Р. С.С.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Пашкевич А.М.

гражданское дело по апелляционной жалобе истца фио на решение Симоновского районного суда г. Москвы от 21 июня 2018 года, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований фио к КБ «Ренессанс Кредит» (ООО) о признании положений кредитного договора недействительными, взыскании денежных средств и компенсации морального вреда отказать,

установила:

фио обратилась в суд с иском к КБ «Ренессанс Кредит» (ООО) о признании недействительными положений пункта 2.1.1. кредитного договора № ** от 26 октября 2015 года, заключенного между сторонами; взыскании уплаченной в соответствии с положением пункта 2.1.1 кредитного договора № ** от 26 октября 2015 года сумма, неустойки за период с 19.11.2017 года по 26.12.2017 года в размере сумма, компенсации морального вреда в размере сумма, штрафа. В обоснование заявленных требований истец указала на то, что 26 октября 2015 года между сторонами был заключен кредитный договор № **, по которому заемщик получил кредит в размере сумма, из которых в счет оплаты страховой премии была перечислена сумма в размере сумма. Истец считает, что услуга по страхованию навязана, а положения п.2.1.1 кредитного договора от 26 октября 2015 года нарушают права истца как потребителя. Кроме того, по мнению истца, Банк не вправе был осуществлять страхование, так как основной деятельностью кредитных организаций является кредитование. При заключении кредитного договора заемщик был лишен возможности влиять на его содержание, и вынужден был принять условия, ущемляющие его права как потребителя.

Истец фио в судебное заседание не явилась, о месте и времени судебного разбирательства извещена надлежащим образом, в письменном заявлении просила о рассмотрении дела в ее отсутствие.

Представитель ответчика КБ «Ренессанс Кредит» (ООО) по доверенности фио в судебное заседание явился, иск не признал, суду пояснил, что услуга по страхованию была оказана клиенту страховой компанией, а не Банком. Услуга не была навязана Банком потребителю. Одновременно с заключением кредитного договора клиент направил в Банк заявление о добровольном страховании от 26 октября 2015 года. Банк обратил внимание клиента, что страхование является дополнительной услугой, оказываемой страховой компанией.

Представитель третьего лица ООО СК «Согласие-Вита» в судебное заседание не явился, о месте и времени судебного разбирательства извещен надлежащим образом, просил о рассмотрении дела в его отсутствие (л.д.49).

Судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого как незаконного по доводам апелляционной жалобы просит истец фио

В заседание судебной коллегии стороны, представитель третьего лица не явились, о времени и месте судебного разбирательства извещены надлежащим образом, в связи с чем в соответствии со ст.167 ГПК РФ судебная коллегия сочла возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы истца, судебная коллегия приходит к выводу о том, что не имеется оснований для отмены решения суда, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями действующего законодательства Российской Федерации – ст. ст. 166, 168, 181, 199, 420, 421, 432, 819, 935, 958 Гражданского кодекса РФ, ст. ст. 12, 56, 67 Гражданского процессуального кодекса РФ.

Как установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела, 26 октября 2015 года между фио и КБ «Ренессанс Кредит» (ООО) был заключен договор предоставления кредита на неотложные нужды № **. В этот же день между фио и ООО СК «Согласие-Вита» заключен договор страхования жизни заемщиков кредита № 1**.

Согласно материалам дела фио была ознакомлена с условиями кредитного договора, полностью согласна и обязалась неукоснительно соблюдать положения следующих документов, являющихся неотъемлемой частью кредитного договора, а именно: Общие условия предоставления кредитов и выпуска банковских карт физическим лицам КБ «Ренессанс Кредит» (ООО), Правила дистанционного банковского обслуживания физических лиц в КБ «Ренессанс Кредит» (ООО) с использованием Интернет-Банка, Тарифы комиссионного вознаграждения КБ «Ренессанс Кредит» (ООО) по операциям с физическими лицами.

Сторонами были согласованы все существенные условия кредитного договора: общая сумма кредита – сумма, срок кредита - 24 месяца, процентная ставка по кредиту – 18,90%.

В тексте кредитного договора в пункте 2.1.1. указана обязанность Банка перечислить со счета клиента фио часть кредита в размере сумма для оплаты страховой премии страховщику, указанному в п.1 заявления о добровольном страховании клиента, по соответствующему добровольно заключенному клиентом договору страхования (л.д.35 оборот).

По условиям заключенного истцом договора страхования №1** от 26 октября 2015 года истец застраховал свою жизнь на сумму сумма на 24 месяца.

В соответствии с п.2 ст.16 Закона РФ «О защите прав потребителей» запрещается обусловливать приобретение одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением иных товаров (работ, услуг). Убытки, причиненные потребителю вследствие нарушения его права на свободный выбор товаров (работ, услуг), возмещаются продавцом (исполнителем) в полном объеме.

В силу ст.1 ФЗ «О банках и банковской деятельности», ст. ст. 329, 934 ГК РФ страхование жизни и здоровья заемщика является допустимым способом обеспечения возврата кредита, осуществляется к выгоде заемщика.

По смыслу п.2 ст. 7 ФЗ «О потребительском кредите (займе)» если при предоставлении потребительского кредита (займа) заемщику за отдельную плату предлагаются дополнительные услуги, оказываемые кредитором и (или) третьими лицами, включая страхование жизни и (или) здоровья заемщика в пользу кредитора, а также иного страхового интереса заемщика, должно быть оформлено заявление о предоставлении потребительского кредита (займа) по установленной кредитором форме, содержащее согласие заемщика на оказание ему таких услуг, в том числе на заключение иных договоров, которые заемщик обязан заключить в связи с договором потребительского кредита (займа). Кредитор в заявлении о предоставлении потребительского кредита (займа) обязан указать стоимость предлагаемой за отдельную плату дополнительной услуги кредитора и должен обеспечить возможность заемщику согласиться или отказаться от оказания ему за отдельную плату такой дополнительной услуги, в том числе посредством заключения иных договоров, которые заемщик обязан заключить в связи с договором потребительского кредита (займа).

Согласно ст.421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

В соответствии со ст.431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

В ходе рассмотрения дела судом достоверно установлено, что сторонами согласованы все существенные условия договора, четко выражен его предмет, а также воля сторон. Текст договора стороны подписали добровольно, с содержанием и правовыми последствиями данной сделки ознакомлены. Кроме того, истцом в нарушение ст.56 ГПК РФ не представлено допустимых доказательств в подтверждение доводов о том, что в момент заключения договора ответчиком была предоставлена неполная информация о договоре.

Разрешая спор, суд правильно исходил из того, что кредитный договор и договор страхования были заключены на добровольных основаниях. Клиент был согласен с условиями договоров, о чем свидетельствует его подпись в договорах. Истец фио подписала договор о добровольном страховании, в котором изъявила желание и просьбу к ООО «СК «Согласие-Вита» заключить с ней договор страхования жизни. Истец указала, что с Правилами страхования жизни на случай смерти, либо на случай наступления в жизни застрахованного определенных событий ознакомлена, возражений не имеет (л.д.24).

Из содержания вышеуказанного заявления о добровольном страховании, подписанного фио, не следует, что заключение кредитного договора было обусловлено таким страхованием, и соответственно уплатой истцом страховой премии за счет предоставленного кредита, поскольку в этом заявлении она вправе была отказаться от заключения договора страхования с учетом того, что истец не была ограничена в своем волеизъявлении.

В заявлении о добровольном страховании истцу было предоставлено право выбора способа оплаты страховой премии, а именно в 1 абзаце заявления указано: «Страховая премия может быть оплачена Вами любым способом, как в безналичной, так и в наличной форме, в том числе ее стоимость может быть включена по Вашему указанию в сумму кредита». В рассматриваемом случае истец не оформлял каких-либо распоряжений Банку об оплате страховой премии за свой счёт, равно как и не выражал своего желания на это.

Также в заявлении о добровольном страховании указано: «Нежелание заключить договор страхования, способ оплаты страховой премии (в случае страхования) не может послужить причиной отказа Банка в предоставлении кредита или ухудшить условия кредитного договора».

Банк исполнил распоряжение истца о перечислении денежных средств страховщику в полном объеме, перечислил в ООО «СК «Согласие-Вита» сумма по договору страхования, что подтверждается выпиской по счету, платежным поручением.

Страховая премия в размере, установленном п. 2.1.1 кредитного договора истца, была перечислена Банком с его счета в пользу страховщика в соответствии с заключенным между истцом и страховщиком договором страхования.

Вопрос целесообразности заключения договора страхования, согласования его цены, выбора услуги, должен был быть решен истцом до заключения договора страхования. Возможность для отказа от заключения договора страхования и обращения в иную страховую компанию истцу была предоставлена, что подтверждается копией заявления истца о добровольном страховании от 26 октября 2015 года.

Таким образом, Банк не навязывал истцу каких-либо дополнительных условий, не ставил выдачу кредита в зависимость от заключения истцом договора страхования, а также не вводил истца в заблуждение относительно договора страхования, в связи с чем доказательства навязывания услуг страхования в рассматриваемом случае отсутствуют, равно как и нарушение Банком прав истца как потребителя.

Более того, материалы дела содержат копию личного заявление истца фио о страховании от 26 октября 2015 года, где она указала, что согласна быть застрахованной по договору добровольного страхования в ООО «СК «Согласие-Вита» (л.д.24).

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что фио располагала информацией о предоставленной услуге, решение об участии в Программе страхования приняла добровольно, в соответствии со своим волеизъявлением, на выбранных ей условиях; размер страховой премии был ей известен, и она с ним согласился, подписав договор. Об этом свидетельствует тот факт, что размер полной суммы, подлежащей выплате истцом, а также график выплаты и размер ежемесячной суммы были согласованы и подписаны сторонами договора. При этом фио имела возможность заключить с Банком кредитный договор и без названного условия, однако указанной возможностью не воспользовалась, от участия в программе страхования не отказалась.

Каких-либо допустимых доказательств тому, что отказ фио от заключения договора страхования мог повлечь отказ и в заключении кредитного договора, т.е. имело место, запрещенное ч.2 ст.16 ФЗ «О защите прав потребителей» навязывание приобретения услуг при условии приобретения иных услуг, в материалы дела не представлено.

Таким образом, вывод суда об отказе в удовлетворении требований фио в полном объеме является правильным.

В ходе судебного разбирательства представителем ответчика было заявлено о пропуске истцом срока исковой давности, предусмотренного п.2. ст. 181 ГК РФ.

Данное заявление ответчика являлось предметом обсуждения при рассмотрении дела в суде первой инстанции, и суд пришел к правильному выводу о его обоснованности, что послужило дополнительным основанием для отказа истцу в удовлетворении заявленных требований.

Суд правильно определил юридически значимые обстоятельства, дал правовую оценку установленным обстоятельствам и постановил законное и обоснованное решение. Выводы суда соответствуют обстоятельствам дела. Нарушений норм процессуального права, влекущих отмену решения, судом допущено не было.

Проверив дело с учетом требований ч.1 ст.3271 Гражданского процессуального кодекса РФ, согласно которой суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления, судебная коллегия считает, что судом все юридически значимые обстоятельства по делу определены верно, доводы участников процесса судом проверены с достаточной полнотой, выводы суда, изложенные в решении, соответствуют собранным по делу доказательствам, нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения, и решение судом по делу вынесено правильное, законное и обоснованное.           В апелляционной жалобе истец оспаривает решение и ссылается на то, что указанное судебное постановление вынесено с нарушением норм материального и процессуального права. Между тем судебная коллегия не находит оснований, установленных ст.330 ГПК РФ, для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке.

Довод апелляционной жалобы истца о том, что Банк навязал ей услугу по страхованию, не влечет отмену решения, поскольку опровергается материалами дела. Более того, указанные обстоятельства являлись предметом исследования в ходе судебного разбирательства, лицами, участвующими в деле, предоставлены доказательства, оценка которым дана в соответствии со ст. 67 ГПК РФ. Оснований для иной оценки доказательств судебной коллегией не установлено.

Каких-либо иных доводов со ссылкой на находящиеся в деле, но не исследованные судом доказательства, в апелляционной жалобе не содержится.

Доводы апелляционной жалобы в целом повторяют позицию истца, изложенную в исковом заявлении, а потому не могут быть приняты судебной коллегией во внимание, так как не опровергают вышеизложенных выводов суда, основаны на неправильном толковании норм материального права, направлены на переоценку выводов суда первой инстанции и правового значения не имеют. Нормы материального права применены судом правильно, нарушений норм процессуального права судом допущено не было, следовательно, оснований для отмены решения суда не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Симоновского районного суда г. Москвы от 21 июня 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу фио – без удовлетворения.

Источник Московский городской суд

УЗНАЙТЕ ПЕРСПЕКТИВЫ ВОЗВРАТА СТРАХОВКИ У ЮРИСТА БЕСПЛАТНО ПО ТЕЛЕФОНУ
8 (800) 350-23-69
доб. 810

Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.

Политика конфиденциальности и Согласие на обработку персональных данных

возврат-страховки.рф 2016-2019