Расторжение договора коллективного страхования

В связи со спецификой услуги, состоящей в распространении договора коллективного страхования, заключенного между ИП Г. А.В. и ООО «СК «РГС-Жизнь», на правоотношения сторон по кредитному договору истцам не была предоставлена информация о соответствующем договоре коллективного страхования, присоединение к которому является целью оказания услуги и фактически предметом заявления на страхование.  

Действуя в рамках предоставленного потребителю права, истцы отказались от исполнения договора (заявления) и потребовали возврата уплаченной за оказываемые услуги платы.

Судебная коллегия полагает, что у ответчика ИП Г.А.В. отсутствовали основания для отказа истцам в расторжении договора коллективного страхования и отказа в возврате платы за подключение к программе добровольного страхования от несчастных случаев.


Судья: Невейкина Н.Е.

Гр. дело № 33-1491/18

 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

16 января 2018 года

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Грицких Е.А.,

судей Карпушкиной Е.И., Олюниной М.В.

при секретаре Румянцевой М.А.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Грицких Е.А., гражданское дело по апелляционной жалобе истцов А. Е.А., С. Л.Ю. на решение Бутырского районного суда города Москвы от 26 июля 2017 года, которым постановлено:

«В удовлетворении исковых требований А. Е.А., С. Л.Ю. к Г. А.В., ООО «СК «Росгосстрах-Жизнь» о защите прав потребителей, о расторжении договора коллективного страхования, о взыскании страховой премии, компенсации морального вреда, штрафа - отказать»,

 

у с т а н о в и л а:

 

Истцы А. Е.А., С.Л.Ю. обратились в суд с иском к ответчикам ИП Г. А.В., ООО «СК «Росгосстрах-Жизнь» о расторжении договора о коллективном добровольном страховании, взыскании суммы уплаченного страхового взноса, компенсации морального вреда, штрафа, ссылаясь в обоснование заявленных требований на то, что 17 ноября 2016 года истец А. Е.А. заключил договор потребительского кредита N *** с ПАО «Плюс Банк» на сумму 877 512,28 рублей сроком до 18 ноября 2019 года с уплатой процентов 13,33% годовых. При его заключении ему навязали дополнительную услугу, напрямую не связанную с получением кредита, а именно ему стало известно, что между ИП Г. А.В. и ООО «СК «Росгосстрах-Жизнь» был заключен договор коллективного добровольного страхования, согласно которому условия страхования по пакету услуг определяются условиями договора страхования и отражены в Памятке страхованного лица: добровольное страхование жизни и здоровья заемщиков по кредитам. Страховая премия составила 91 612,28 рублей. Истец был вынужден согласиться на страхование, поскольку по устной информации сотрудника автосалона данное условие являлось обязательным для подтверждения кредита, в связи с чем он считает, что договор страхования является навязанной ему услугой и ущемляет его права как потребителя. Ему также не была представлена полная и достоверная информация об услуге страхования и о порядке ее получения.

12 ноября 2016 года истец С.Л.Ю. заключила договор потребительского кредита N ***-ГАПНА с ПАО «Плюс Банк» на сумму 710026,80 рублей сроком до 18 ноября 2019 года с уплатой 13, 33% годовых. При его заключении ей также навязали дополнительную услугу, напрямую не связанную с получением кредита, а именно ей стало известно, что между ИП Г.А.В. и ООО «СК «Росгосстрах-Жизнь» был заключен договор коллективного добровольного страхования, согласно которому условия страхования по пакету услуг определяются условиями договора страхования и отражены в Памятке страхованного лица: добровольное страхование жизни и здоровья заемщиков по кредитам. Страховая премия составила 74 126,80 рублей. Истец была вынуждена согласиться на страхование, поскольку по устной информации сотрудника автосалона данное условие являлось обязательным для подтверждения кредита, в связи с чем она считает, что договор страхования является навязанной ей услугой и ущемляет ее права как потребителя. Ей также не была представлена полная и достоверная информация об услуге страхования и о порядке ее получения.

В дальнейшем истцы уточнили свои исковые требования и просили суд расторгнуть договоры коллективного страхования, в той части в которой выгодоприобретателями являются А. Е.А. и С.Л.Ю., взыскать с Г. А.В., поскольку статус ИП на момент рассмотрения дела прекращен, а также с ООО «СК «Росгосстрах-Жизнь» в пользу истцов страховую премию в размере 91 612,28 рублей и 74 126,80 рублей соответственно, компенсацию морального вреда в размере 50 000 рублей в пользу каждого из истцов, штраф в размере 50% от суммы, присужденной в пользу каждого из истцов.

Представитель истцов по доверенности Л. С.Г. в судебном заседании суда первой инстанции исковые требования поддержала, просила иск с учетом уточнений удовлетворить.

Представитель ответчика ООО «СК «Росгосстрах-Жизнь» в судебное заседание суда первой инстанции не явился, представил отзыв на иск, согласно которому с предъявленными требованиями не согласился, просил в удовлетворении иска отказать. В обоснование своих возражений представитель указал, что между ООО «СК «Росгосстрах-Жизнь» и ИП Г. А.В. был заключен договор добровольного коллективного страхования № *** от 07.11.2016 года. Сторонами договора являются ООО «СК «Росгосстрах-Жизнь» и ИП Г. А.В., при этом истцы являются застрахованными лицами по договору страхования, в связи с чем ссылка истцов на Указание ЦБ на истцов не распространяется. Требования истцов о взыскании страховой премии являются незаконными, поскольку страховую премию по договору страхования перечисляет страховщику страхователь, а не застрахованный. Истцы в связи с этим не могут потребовать расторжения договора страхования и возврата страховой премии, поскольку они не являются стороной договора, страховую премию страховщику они не перечисляли, истцы перечисляли плату за присоединение к коллективному договору страхования, в связи с чем оснований для возврата истцам страховой премии не имеется. В удовлетворении остальных требований ответчик в лице представителя также просил отказать.

Ответчик Г. А.В. в судебное заседание суда первой инстанции не явился, о рассмотрении дела уведомлен, возражений на иск не представил.

Третье лицо в лице представителя - ПАО «Плюс Банк» в судебное заседание суда первой инстанции не явился, о рассмотрении дела уведомлен своевременно и надлежащим образом, возражений на иск не представил.

Судом постановлено указанное выше решение, об отмене которого просят истцы А. Е.А. и С.Л.Ю. по доводам апелляционной жалобы.

В соответствии с ч. 1 ст. 330 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Исследовав материалы дела, выслушав объяснения представителя истца С. Л.Ю. по доверенности Е. Ю.А., представителя истца А. А.Е. по доверенности Г. Е.В., обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене по основаниям п. 1 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ в связи с неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для дела.

        Отказывая истцам в удовлетворении исковых требований в полном объеме, суд первой инстанции, руководствуясь положениями ст.ст. 309, 310, 421, 819 ГК РФ, ст. 16 Закона РФ «О защите прав потребителей», пришел к выводу, что истцы были проинформированы о том, что страхование является добровольным, и его наличие не влияло на принятие банком решения о предоставлении кредита, так как бланк заявления предусматривает возможность отказаться от дополнительных услуг и исключить их стоимость из суммы кредита, из чего следует, что истцы выразили добровольное согласие на заключение договора страхования жизни и здоровья, принцип свободы договора был соблюден.

С указанными выводами суда первой инстанции судебная коллегия согласиться не может по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 10 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N2300-I "О защите прав потребителей" (далее - Закон о защите прав потребителей) исполнитель обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию об услугах, обеспечивающую возможность их правильного выбора.

Информация о товарах (работах, услугах) в обязательном порядке должна содержать: сведения об основных потребительских свойствах товаров (работ, услуг), правила и условия эффективного и безопасного использования товаров (работ, услуг); адрес (место нахождения), фирменное наименование (наименование) изготовителя (исполнителя, продавца), уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера. 
Пунктом 1 статьи 12 этого же закона установлено, что, если потребителю не предоставлена возможность незамедлительно получить при заключении договора информацию об услуге, он вправе в разумный срок отказаться от исполнения заключенного договора и потребовать возврата уплаченной за товар суммы и возмещения других убытков.     
В соответствии со ст. 3 Закона РФ от 27.11.1992 N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации " по требованиям страхователей, застрахованных лиц, выгодоприобретателей, а также лиц, имеющих намерение заключить договор страхования, страховщики обязаны разъяснять положения, содержащиеся в правилах страхования и договорах страхования, предоставлять информацию о размере вознаграждения, выплачиваемого страховому агенту, страховому брокеру по обязательному страхованию, расчеты изменения в течение срока действия договора страхования страховой суммы, расчеты страховой выплаты или выкупной суммы (если такие условия предусмотрены договором страхования жизни), информацию о способах начисления и об изменении размера инвестиционного дохода по договорам страхования жизни, заключаемым с условием участия страхователя или иного лица, в пользу которого заключен договор страхования жизни, в инвестиционном доходе страховщика.

            Как следует из материалов дела, 07.11.2016 года между ООО «СК «Росгосстрах-Жизнь» и ИП Г. А.В. был заключен договор добровольного коллективного страхования № 0711/2016, по условиям которого: п.2.1. Страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в настоящем договоре события (страхового случая) произвести страховую выплату лицу, являющемуся выгодоприобретателем по настоящему договору в пределах страховой суммы, предусмотренной настоящим договором.           
Истцом А.Е.А. 17 ноября 2016 года был заключен договор потребительского кредита N *** с ПАО «Плюс Банк» на сумму 877512,28 рублей сроком до 18 ноября 2019 года с уплатой 13,33% годовых.    
В тот же день истец А. Е.А. дал свое согласие быть застрахованным по Коллективному договору страхования N 0711/2016, заключенному между ООО «СК «Росгосстрах-Жизнь» и ИП Г.А.В.  ИП Г. А.В. перечислил ООО «СК «Росгосстрах-Жизнь» страховую премию в размере 91 612,28 рублей.     
Договор страхования был заключен путем подписания заявления на страхование по программе 1: добровольное страхование от несчастных случаев заемщиков.          
Согласно п. 2 Заявления, страховая сумма на день распространения на истца действий Договора страхования – 91 612 руб. 28 коп.
Из пункта 6 Заявления следует, что за сбор, обработку и техническую передачу информации об истце, связанную с распространением на истца условий Договора страхования, а также за компенсацию затрат по распространению на истца условий Договора страхования, истец обязан уплатить страхователю плату в размере 91 612 руб. 28 коп.         
Пунктом 11 Заявления установлено, что истец уведомлен и понимает, что он имеет право отказаться от присоединения к Договору страхования, а также то, что присоединение к договору страхования не является условием для получения кредита и отказ истца от страхования не может являться основанием для отказа в заключении с истцом кредитного договора.          
При этом, как следует из графика платежей, в сумму кредита банком была включена сумма страховой премии в размере 91 612,28 руб. (л.д.20).     
А. Е.А. 19 декабря 2016 года обратился в ООО «СК «Росгосстрах-Жизнь» с заявлением о расторжении договора добровольного страхования.

   Как следует из ответа страховщика, истец не может инициировать расторжение договора страхования и требовать возврата страховой премии (ее части), которая была уплачена за него страхователем, в связи с тем, что он не является страхователем по договору страхования. Также заявление о возврате денежных средств было направлено страхователю ИП Г. А.В.     

   Как следует из ответа представителя ИП Г. А.В. по доверенности Ф.Д.В., условиями присоединения к программе страхования возврат уплаченной истцом суммы в случае отказа  истца от договора страхования не предусмотрен, и истцу рекомендовано сохранение страховой защиты.

   Истцом С. Л.Ю. 12 ноября 2016 года был заключен договор потребительского кредита N ***-ГАПНА с ПАО «Плюс Банк» на сумму 710 026,80 рублей сроком до 18 ноября 2019 года с уплатой 13, 33% годовых.       
В тот же день истец С.Л.Ю. дала свое согласие быть застрахованной по Коллективному договору страхования N 0711/2016, заключенному между ООО «СК «Росгосстрах-Жизнь» и ИП Г.А.В. ИП Г. А.В. перечислил ООО «СК «Росгосстрах-Жизнь» страховую премию в размере 74 126.80 рублей.     
Договор страхования был заключен посредством подписания  11 ноября 2016 года между истцом С. Л.Ю. и ответчиком Г.А.В. заявления на страхование по программе 1: добровольное страхование от несчастных случаев заемщиков.   
Согласно п. 2 Заявления, страховая сумма на день распространения на истца действий Договора страхования – 74 126 руб. 80 коп.
Из пункта 6 Заявления следует, что за сбор, обработку и техническую передачу информации об истце, связанную с распространением на истца условий Договора страхования, а также за компенсацию затрат по распространению на истца условий Договора страхования, истец обязан уплатить страхователю плату в размере 74 126 руб. 80 коп.         
Пунктом 11 Заявления установлено, что истец уведомлен и понимает, что он имеет право отказаться от присоединения к Договору страхования, а также то, что присоединение к договору страхования не является условием для получения кредита и отказ истца от страхования не может являться основанием для отказа в заключении с истцом кредитного договора.   
Из материалов дела следует, что истец С.Л.Ю. 14 ноября 2016 года обратилась в ООО «СК «Росгосстрах-Жизнь» с заявлением о досрочном расторжении договора добровольного страхования.  
Как следует из ответа страховщика, истец не может инициировать расторжение договора страхования и требовать возврата страховой премии (ее части), которая была уплачена за него страхователем, в связи с тем, что он не является страхователем по договору страхования. Также заявление о возврате денежных средств было направлено страхователю ИП Г. А.В.    

  Из ответа представителя ИП Г. А.В. по доверенности Ф. Д.В. следует, что условиями присоединения к программе страхования возврат уплаченной истцом суммы в случае отказа  истца от договора страхования не предусмотрен, и истцу рекомендовано сохранение страховой защиты.    
Отказывая в удовлетворении иска, суд указал только лишь на добровольный характер страхования, соблюдение  принципа свободы договора и не дал никакой оценки отказам страхователя и страховщика в удовлетворении заявлений потребителей о прекращении участия в Программе страхования, а также по доводам истцов, что им не была представлена полная и достоверная информация об услуге страхования и о порядке ее получения.

            Между тем на данные обстоятельства истцы ссылались в исковом заявлении о расторжении в отношении них договора коллективного страхования и взыскании суммы, уплаченной за подключение к программе страхования.

   В соответствии с приведенными выше положениями норм материального права, а также требованиями части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суду следовало в таком случае установить, предусмотрен ли такой отказ условиями заключенного сторонами договора, дав ему толкование по правилам статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также была ли страховщиком  доведена до потребителя соответствующая информация о характере оказываемых услуг, об условиях их оплаты в сочетании с правом на отказ от участия в Программе страхования в любое время с тем, чтобы потребитель мог сделать надлежащий выбор и принять эту услугу или отказаться от нее при заключении договора.          
Судом по делу установлено, что при заключении договора страхования были заполнены и подписаны истцами заявления на страхование по Программе 1 от несчастных  случаев заемщиков. 

Согласно условиям Программы 1: индивидуальное страхование от несчастных случаев заемщиков, страховщиком является ООО «СК «РГС-Жизнь», страхователем – ИП Г. А.В.       
Между тем, ни в заявлении на страхование, ни в предоставленном суду экземпляре Программы страхования, ни в Памятке застрахованному лицу не имеется указания на реквизиты (информацию) об ИП Г. А.В., или каких-либо контактных данных ответчика, в связи с чем они были лишены возможности использовать предоставляемую услугу, а также контролировать ход и порядок её оказания.       
Пакет документов, представленный истцам при подписании Заявления, не содержит данных о страхователе, кроме его фамилии, имени, отчества, который не позволяет определить место нахождения исполнителя, его почтовый адрес, без дополнительных финансовых и временных затрат для потребителя.           
Также не предоставлена была истцам информация о порядке обращения за страховой выплатой в случае наступления страхового случая, что не позволяет им, как потребителям, эффективно использовать предоставленную услугу.  
В связи со спецификой услуги, состоящей в распространении договора коллективного страхования, заключенного между ИП Г. А.В. и ООО «СК «РГС-Жизнь», на правоотношения сторон по кредитному договору истцам не была предоставлена информация о соответствующем договоре коллективного страхования, присоединение к которому является целью оказания услуги и фактически предметом заявления на страхование.  
Форма заявления на страхование и приложений к нему (Программа страхования, Памятка застрахованному лицу, за получение которых расписались истцы) не позволяют определить содержание услуги по распространению на истцов договора коллективного страхования, какие действия должны произвести ответчики для исполнения своих обязанностей, стоимость конкретных действий не расшифрована.        
При этом ООО «СК «РГС Жизнь», являясь страховщиком по договору коллективного страхования,  принимая на свой счет денежные средства от ИП Г. А.В., и внося истцов  в список застрахованных лиц, согласно имеющейся в деле переписке истцов, сняло с себя всю ответственность за предоставление информации о договоре, а также о разрешении споров по предоставляемой услуге, направив заявления о расторжении договоров ИП Г., который по данному делу является страхователем, и выступал в качестве представителя ООО «СК «РГС Жизнь». 
В связи с этим истцы как потребители были лишены возможности получения какой-либо информации по предоставляемой услуге, ходе её выполнения.         
Кроме того, из п.6 заявления следует, что стоимость услуги представляет собой компенсацию за действия ответчика ИП Г. А.В. по сбору, технической передаче информации об истцах, затрат по распространению условий договора страхования. При этом, ни в заявлении, ни в Программе страхования, ни в памятке застрахованного, т.е. в тех документах, которые были вручены истцам, не указана отдельно стоимость действий по сбору и передаче информации, и величина затрат, которые исполнитель несет ввиду распространения условий страхования.  
Из заключенного договора невозможно установить, какую часть платы составляют фактические затраты исполнителя на распространение условий договора коллективного страхования, а какую часть – страховая премия. В связи с этим истцы не могут определить, возможно ли заключение договора страхования с ООО «РГС-Жизнь» напрямую на более выгодных условиях, без оплаты посреднических услуг.
Таким образом,  условия данных договоров нарушают права истцов - положения ст.10 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» об обязательности указания цены. Ввиду данного обстоятельства, установлено, что нарушены права истцов на осведомлённость о цене оказываемых услуг, что не позволило им оценить, является ли данный договор выгодным, либо он финансово невыгоден и несёт дополнительные финансовые нагрузки. Также истцы не располагают информацией о порядке и условиях оказания услуги и порядке её использования по прямому назначению, о страхователе. Данный факт также нарушает право, вытекающее из ст. 10 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», в связи с чем истцы не могут в полной мере пользоваться оказанными услугами, а, следовательно, имеют право от нее отказаться и потребоваться возврата уплаченной суммы в соответствии с положениями ст.12 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей». 

Кроме того, указанием  ЦБ РФ, вступившим в силу 2 марта 2016 г., исходя из его преамбулы, были установлены минимальные (стандартные) требования к условиям и порядку осуществления в отношении страхователей - физических лиц страхования жизни на случай смерти, дожития до определенного возраста или срока либо наступления иного события; страхования жизни с условием периодических страховых выплат (ренты, аннуитетов) и (или) с участием страхователя в инвестиционном доходе страховщика; страхования от несчастных случаев и болезней и т.д. (далее - добровольное страхование).           При осуществлении добровольного страхования страховщик должен предусмотреть условие о возврате страхователю уплаченной страховой премии в порядке, установленном данным указанием, в случае отказа страхователя от договора добровольного страхования в течение пяти рабочих дней со дня его заключения независимо от момента уплаты страховой премии, при отсутствии в данном периоде событий, имеющих признаки страхового случая (пункт 1).   
Страховщик при осуществлении добровольного страхования должен предусмотреть, что в случае, если страхователь отказался от договора добровольного страхования в срок, установленный пунктом 1 Указания ЦБ РФ, и до даты возникновения обязательств страховщика по заключенному договору страхования (далее - дата начала действия страхования), уплаченная страховая премия подлежит возврату страховщиком страхователю в полном объеме (пункт 5).        
Страховщик при осуществлении добровольного страхования должен предусмотреть, что в случае, если страхователь отказался от договора добровольного страхования в срок, установленный пунктом 1 Указания ЦБ РФ, но после даты начала действия страхования, страховщик при возврате уплаченной страховой премии страхователю вправе удержать ее часть пропорционально сроку действия договора страхования, прошедшему с даты начала действия страхования до даты прекращения действия договора добровольного страхования (пункт 6).    
Страховщики обязаны привести свою деятельность по вновь заключаемым договорам добровольного страхования в соответствие с требованиями Указания ЦБ РФ в течение 90 дней со дня вступления его в силу (пункт 10).       
Таким образом, все договоры добровольного страхования, заключенные с физическими лицами после вступления в силу Указания ЦБ РФ, должны соответствовать приведенным выше требованиям, предусматривающим право страхователя - физического лица в течение пяти рабочих дней со дня заключения договора добровольного страхования отказаться от него с возвратом страховой премии в полном объеме, если к моменту отказа от него договор страхования не начал действовать, а если договор начал действовать, то за вычетом суммы страховой премии, пропорциональной времени действия начавшегося договора добровольного страхования.     
Отказывая в удовлетворении иска, суд приведенные выше положения законодательства не учел.           
Так, из материалов дела следует, что истцом С. Л.Ю. в адрес ООО «СК «РГС-Жизнь» было подано заявление на досрочное расторжение договора страхования жизни 14.11.2016 г., т.е. в течении пятидневного срока, установленного Указанием Банка России от 20 ноября 2015 г. N 3854-У "О минимальных (стандартных) требованиях к условиям и порядку осуществления отдельных видов добровольного страхования ".      
Однако, согласно ответу из ООО «СК «РГС-Жизнь», в связи, с тем, что С.Л.Ю. не является страхователем по договору страхования, последняя не может инициировать расторжение договора и требовать возврата страховой премии или ее части.      Как следует из ответа ИП Г. А.В., условия присоединения к программе страхования не предусматривают возврат уплаченных денежных средств. Вместе с тем, отказ от страхования возможен без компенсации затрат.        
Данный факт не был исследован судом, не дана оценка нарушению законодательства со стороны ответчиков в отношении С. Л.Ю.
Таким образом, страхователь необоснованно отказал истцу С. Л.Ю. в расторжении договора добровольного коллективного страхования и возврате страховой суммы, которая в установленный срок обратилась с данными требованиями.     
Согласно ст. 29 Закона РФ «О защите прав потребителей» потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работы (оказании услуги) и потребовать полного возмещения убытков, если в установленный указанным договором срок недостатки выполненной работы (оказанной услуги) не устранены исполнителем. Потребитель также вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работы (оказании услуги), если им обнаружены существенные недостатки выполненной работы (оказанной услуги) или иные существенные отступления от условий договора.
Таким образом, действуя в рамках предоставленного потребителю права, истцы отказались от исполнения договора (заявления) и потребовали возврата уплаченной за оказываемые услуги платы.

            Учитывая изложенное, судебная коллегия полагает, что у ответчика ИП Г. А.В. отсутствовали основания для отказа истцам в расторжении договора коллективного страхования и отказа в возврате платы за подключение к программе добровольного страхования от несчастных случаев.
При этом ответчиком не был предоставлен расчёт фактических затрат, произведенных им в результате исполнения своих обязанностей в рамках спорного договора. Более того, не предоставлено доказательств вообще совершения каких-либо действий по исполнению ответчиком принятых на себя обязательств.
В соответствии со ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.     
Из указанного следует, что ответчик не выполнил принятые на себя обязательства, фактически не понёс никаких расходов, и обязан был вернуть истцам сумму в размере 91 612,28 руб. и  74 126 руб. 80 коп.  соответственно в связи с их отказом  от исполнения договора (заявления).

При таких обстоятельствах решение суда подлежит отмене, а исковые требования удовлетворению. 

            Отменяя решение суда, судебная коллегия также учитывает, что согласно п. 2 Заявления на страхование: «В период страхования размер страховой суммы изменяется и в каждый момент времени ее размер равен фактической задолженности по кредитному договору, но не более размера страховой суммы, установленной на день распространения действия договора страхования».
Согласно п. 2 Заявления, страховая сумма на день распространения на истца А. Е.А. действий Договора страхования – 91 612 руб. 28 коп.       
Согласно п. 2 Заявления, страховая сумма на день распространения на истца С. Л.Ю.  действий Договора страхования – 74 126 руб. 80 коп.       

            Таким образом, по условиям договора, в случае наступления страхового случая, страхования компания выплатит истцам сумму, равную 91 612 руб. 28 коп. и  74 126 руб. соответственно, или меньшую, в зависимости от остатка платежей по кредитному договору.
Учитывая, что кредит А. Е.А. предоставлен на сумму 877 512 рублей 28 копеек, а истцу С. Л.Ю. - на сумму 710 026 рублей 80 копеек, вышеуказанные условия страхования противоречат принципам страхования, целью которого является защита интересов физических и юридических лиц, Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований при наступлении определенных страховых случаев за счет денежных фондов, формируемых страховщиками из уплаченных страховых премий (страховых взносов), а также за счет иных средств страховщиков (Закон РФ от 27.11.1992 N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации").

   Данное условие договоров (заявлений) грубо нарушает права застрахованных лиц, так как, уплатив страховую премию, они по принципам и смыслу договора страхования, установленным Гражданским кодексом РФ, должны были быть застрахованы на всю сумму задолженности по кредитному договору, а не на равную уплаченной цене в счет страховой премии.
Согласно пункту 1 статьи 23 Гражданского кодекса РФ гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя.
Из содержания положений статьи 23 Гражданского кодекса РФ следует, что спецификой правового статуса граждан, занимающихся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, является то обстоятельство, что они выступают в гражданском обороте от своего собственного имени.           
Физическое лицо, осуществляя свою регистрацию в качестве предпринимателя, не утрачивает вместе с тем признаков физического лица, а только обозначает характер своей деятельности.
Предприниматель без образования юридического лица, в отличие от юридического лица, не наделяется обособленным имуществом, а отвечает по своим обязательствам именно этим имуществом (статья 24 Гражданского кодекса РФ). Гражданин в том случае, если он является предпринимателем без образования юридического лица, использует свое имущество не только в качестве личного имущества, необходимого для осуществления неотчуждаемых прав и свобод, но и для занятия предпринимательской деятельностью, в связи с чем, имущество гражданина в этом случае юридически не разграничено.       
Поскольку индивидуальный предприниматель в осуществлении предпринимательской деятельности использует принадлежащее ему имущество, в том числе недвижимое, а также является физическим лицом, он при прекращении своей деятельности отвечает по долгам своим имуществом. 
Таким образом, прекращение деятельности ответчика ИП Г. А.В. в качестве индивидуального предпринимателя согласно его заявлению, о чем имеются сведения в материалах дела, не освобождает его от исполнения обязательств, возникших в период осуществления предпринимательской деятельности.

            При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает, что исковые требования о расторжении договора коллективного страхования, заключенного между ООО «СК «РГС-Жизнь» и ИП Г.А.В., в той части, в которой выгодоприобретателем является истец А. Е.А. и взыскании с Г. А.В. в пользу А. Е.А. суммы, уплаченной за подключение к программе страхования в размере 91 612 руб. 28 коп. подлежащими удовлетворению, также как и  исковые требования о расторжении договора коллективного страхования, заключенного между ООО «СК «РГС-Жизнь» и ИП Г.А.В., в той части, в которой выгодоприобретателем является истец С.Л.Ю., и взыскании с Г. А.В. в пользу С. Л.Ю. суммы, уплаченной за подключение к программе страхования в размере 74 126 руб. 80 коп.  
Ссылка представителя ответчика ООО «СК «РГС-Жизнь» на информированность истцов о добровольности участия в Программе добровольного коллективного страхования и отсутствие препятствий со стороны банка на заключение договора между истцами и любой страховой компанией по усмотрению заемщика не изменяют того обстоятельства, что ответчики  не доказали обеспечение заемщику свободы выбора в заключении кредитного договора с условием добровольного страхования или без такового, а также возможность выбора иной страховой компании, отличной от указанной банком в кредитном договоре.          
Доводы апелляционной жалобы о добровольности заключения соглашения также не соответствуют характеру сложившихся правоотношений, в которых заемщик находится в невыгодном положении, поскольку объективно он был лишен возможности самостоятельно и по собственному усмотрению определять условия сделки.          
При этом судебная коллегия не усматривает оснований для взыскания солидарно  уплаченной за подключение к программе страхования суммы с ООО «СК «ГРС-Жизнь», поскольку в данном случае договор страхования фактически был заключен с ИП Г.А.В., который являлся страхователем и представителем страховщика,  что является основанием для взыскания уплаченной суммы с Г. А.В. в полном объеме.        В соответствии со ст. 15 Закона РФ "О защите прав потребителей", учитывая, что судебной коллегией установлено нарушение прав истцов как потребителей со стороны ответчика ИП Г. А.В., судебная коллегия полагает необходимым взыскать с ответчика Г. А.В. в пользу истца А. Е.А. в счет компенсации морального вреда с учетом принципа разумности и справедливости 2 000 рублей, в пользу истца С. Л.Ю. в счет компенсации морального вреда с учетом принципа разумности и справедливости - 2 000 рублей.           
В соответствии с п. 6 ст. 13 Закона РФ "О защите прав потребителей", поскольку требования истцов ответчиком ИП Г.А.В. не были удовлетворены в досудебном порядке, с ответчика подлежит взысканию штраф в размере 50% от присужденной в пользу истца А. Е.А. суммы - 45 806 рублей 14 копеек, в пользу истца С. Л.Ю. - 37 063 рубля 40 копеек. 
На основании вышеизложенного, руководствуясь ст.ст. 327-330 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

 

  Решение Бутырского районного суда города Москвы от 26 июля 2017 года отменить.

  Расторгнуть договор присоединения по Программе 1 добровольное коллективное страхование от несчастных случаев заемщиков от 17 ноября 2016 года, заключенный между А. Е.А., ООО «СК «РГС-Жизнь» и ИП Г.А.В.

Взыскать с индивидуального предпринимателя Г. А.В. в пользу А. Е.А. денежные средства, уплаченные за подключение к Программе 1 добровольное коллективное страхование от несчастных случаев, в размере 91 612 руб. 28 коп., компенсацию морального вреда в размере 2 000 руб. 00 коп., штраф в размере 45 806 руб. 14 коп.

Взыскать с индивидуального предпринимателя Г. А.В. в доход бюджета города Москвы государственную пошлину в размере 3 248 руб. 37 коп.

Расторгнуть договор присоединения по Программе 1 добровольное коллективное страхование от несчастных случаев заемщиков от 12 ноября 2016 года, заключенный между С. Л.Ю., ООО «СК «РГС-Жизнь» и ИП Г.А.В..

Взыскать с индивидуального предпринимателя Г. А.В. в пользу С. Л.Ю. денежные средства, уплаченные за подключение к Программе 1 добровольное коллективное страхование от несчастных случаев, в размере 74 126 руб. 80 коп., компенсацию морального вреда в размере 2 000 руб. 00 коп., штраф в размере 37 063 руб. 40 коп..

Взыскать с индивидуального предпринимателя Г. А.В. в доход бюджета города Москвы государственную пошлину в размере 2 723 руб. 81 коп.

Председательствующий

Судьи

Судебная практика по аналогичным делам

УЗНАЙТЕ ПЕРСПЕКТИВЫ ВОЗВРАТА СТРАХОВКИ У ЮРИСТА БЕСПЛАТНО ПО ТЕЛЕФОНУ
8 (800) 350-23-69
доб. 810

Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.

Политика конфиденциальности и Согласие на обработку персональных данных

возврат-страховки.рф 2016-2019