Иск о прекращении участия в программе страхования

Из приведенных положений Условий участия от 6 апреля 2015 г. в их взаимосвязи следует, что независимо от установления страховой суммы равной величине первоначальной суммы кредита в последующем она остается неизменной в течение всего срока действия договора страхования; возможность наступления страхового случая, срок действия договора страхования и размер страховой выплаты не зависят от досрочного возврата кредита и от суммы остатка по кредиту.

При таких обстоятельствах вывод судебных инстанций о том, что досрочное погашение кредита не прекращает действие договора страхования в отношении заемщика и не предусматривают возврат страховой премии на основании пункта 1 статьи 958 Гражданского кодекса Российской Федерации, является правильным.

Судебные инстанции также пришли к правильному выводу о том, что условия договора страхования не предусматривают возврат платы за подключение к Программе страхования в случае отказа от участия в ней по истечении 14 дней со дня его заключения.


ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 35-КГ17-14

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва          6 марта 2018 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Асташова С.В.,

судей Гетман Е.С. и Марьина А.Н.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Х И.А. к ПАО «Сбербанк России», ООО СК «Сбербанк страхование жизни» о прекращении участия в программе страхования, взыскании платы за подключение к программе страхования, штрафа, неустойки, компенсации морального вреда, расходов на оплату услуг представителя

по кассационной жалобе Х И.А. на решение Бологовского городского суда Тверской области от 4 апреля 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тверского областного суда от 13 июня 2017 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С., объяснения представителей ПАО «Сбербанк России» Л. Р.А., К. С.С., представителя ООО СК «Сбербанк страхование жизни» Щ. Е.А., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

УСТАНОВИЛА:

Х И.А. обратилась в суд с иском к ПАО «Сбербанк России» (далее - Банк) и ООО СК «Сбербанк страхование жизни» (далее – страховая компания) о прекращении участия в Программе добровольного страхования жизни, здоровья и в связи с недобровольной потерей работы заемщика (далее - Программа страхования), взыскании платы за подключение к Программе страхования в размере 37 375 руб., неустойки в размере 37 375 руб., компенсации морального вреда в размере 5000 руб., штрафа за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя, расходов на оплату услуг представителя в размере 15 000 руб.

В обоснование требований истец сослалась на то, что условиями участия в Программе страхования предусматривалось право застрахованного в любое время отказаться от участия в Программе страхования с возвратом платы за подключение к Программе страхования пропорционально оставшемуся сроку действия договора страхования.

Решением Бологовского городского суда Тверской области от 4 апреля 2017 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Тверского областного суда от 13 июня 2017 г., в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе Х И.А. просит отменить вынесенные по делу судебные постановления, как незаконные, указывая на то, что подключение к Программе страхования произведено в отсутствие ее заявления.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В. от 22 января 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

По настоящему делу судами первой и апелляционной инстанций таких нарушений не допущено.

Судом установлено и из материалов дела следует, что 13 августа 2015 г. между Банком и Х И.А. заключен кредитный договор, по условиям которого последней предоставлен потребительский кредит в размере 250 000 руб. сроком на 60 месяцев под 23,408 % годовых.

В тот же день Х И. А. присоединилась к Программе страхования, собственноручно написав заявление о заключении договора страхования, и произвела оплату подключения к названной программе в размере 37 375 руб.

Согласно выписке из реестра застрахованных лиц Х И.А. является застрахованным лицом с 13 августа 2015 г. по 12 августа 2020 г., срок страхования составляет 60 месяцев.

Согласно графику платежей от 23 сентября 2016 г. задолженность Х И.А. по кредитному договору полностью погашена.

Письмом от 25 октября 2016 г. ООО СК «Сбербанк страхование жизни» отказал Х И.А. в возврате денежных средств, удержанных за подключение к Программе страхования.

Отказывая в удовлетворении исковых требований Х И.А., суды пришли к выводу о том, что предоставление кредита не было обусловлено обязательным заключением договора страхования, а в случае несогласия с предложенными условиями договора страхования Х И.А. имела возможность отказаться от участия в Программе страхования. Кроме того, условиями участия в Программе страхования не предусматривалось такое основание для досрочного прекращения договора страхования как досрочное погашение кредита.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций не противоречат нормам действующего законодательства.

Согласно статьям 420, 421 Гражданского кодекса Российской Федерации (здесь и далее правовые нормы приведены в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений) договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей; граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена названным кодексом, законом или добровольно принятым обязательством. Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами.

В соответствии с пунктом 1 статьи 934 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору личного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая). Право на получение страховой суммы принадлежит лицу, в пользу которого заключен договор.

В силу пункта 2 статьи 942 Гражданского кодекса Российской Федерации при заключении договора личного страхования между страхователем и страховщиком должно быть достигнуто соглашение о застрахованном лице; о характере события, на случай наступления которого в жизни застрахованного лица осуществляется страхование (страхового случая); о размере страховой суммы; о сроке действия договора.

Как указано в пункте 1 статьи 943 Гражданского кодекса Российской Федерации, условия, на которых заключается договор страхования, могут быть определены в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков (правилах страхования).

Согласно статье 958 Гражданского кодекса Российской Федерации договор страхования прекращается до наступления срока, на который он был заключен, если после его вступления в силу возможность наступления страхового случая отпала и существование страхового риска прекратилось по обстоятельствам иным, чем страховой случай. К таким обстоятельствам, в частности, относятся гибель застрахованного имущества по причинам иным, чем наступление страхового случая; прекращение в установленном порядке предпринимательской   деятельности лицом, застраховавшим предпринимательский риск или риск гражданской ответственности, связанной с этой деятельностью (пункт 1).

При досрочном             прекращении   договора             страхования по обстоятельствам, указанным в пункте 1 названной статьи, страховщик имеет право на часть страховой премии пропорционально времени, в течение которого действовало страхование. При досрочном отказе страхователя (выгодоприобретателя) от договора страхования уплаченная страховщику страховая премия не подлежит возврату, если договором не предусмотрено иное (пункт 3).

Следовательно, в силу свободы договора и возможности определения сторонами его условий (при отсутствии признаков их несоответствия действующему законодательству и существу возникших между сторонами правоотношений) они становятся обязательными как для сторон, так и для суда при разрешении спора, вытекающего из данного договора.

Судом установлено, что страхование истца осуществлялось на основании соглашения об условиях и порядке страхования № ДСЖ-3, заключенного между ООО СК «Сбербанк страхование жизни» и ОАО «Сбербанк России» (т. 1, л.д. 31 - 39).

Приложением к данному соглашению являются условия участия в программе добровольного страхования жизни, здоровья и в связи с недобровольной потерей работы заемщика, применяемые в отношении застрахованных лиц, принятых на страхование, начиная с 6 апреля 2015 г. (далее - Условия участия от 6 апреля 2015 г.) (т. 1, л.д. 42 - 45).

На основании пункта 2.1 Условий участия от 6 апреля 2015 г. участие клиента в Программе страхования является добровольным. Отказ от участия не является основанием для отказа в выдаче кредита и предоставления иных банковских услуг.

В силу пункта 2.2 Условий участия от 6 апреля 2015 г. участие в Программе страхование (включение в число застрахованных лиц) осуществляется на основании письменного заявления клиента, предоставленного в Банк.

Страховая сумма согласно Условиям участия от 6 апреля 2015 г. устанавливается в рублях в отношении каждого застрахованного лица отдельно и является постоянной в течение срока действия договора страхования.

Срок страхования устанавливается в   отношении             каждого застрахованного лица отдельно, при этом дата окончания страхования совпадает с последним днем действия договора страхования.

При досрочном погашении застрахованным лицом задолженности по кредиту договор страхования продолжает действовать в отношении застрахованного лица до окончания определенного в нем срока или до исполнения страховщиком своих обязательств по выплате страхового возмещения при наступлении страхового случая (пункт 3.2.3 Условий участия от 6 апреля 2015 г.)

Согласно пункту 4.2 Условий участия от 6 апреля 2015 г. страховая выплата по страховым рискам «Смерть застрахованного лица», «Инвалидность 1 или 2 группы», «Смерть от несчастного случая» устанавливается равной страховой сумме. Страховая выплата по страховому риску «Дожитие застрахованного лица до события» устанавливается в размере 1/30 от расчетной величины, увеличенной на 15%, но не более 2000 руб. за каждый день отсутствия занятости (т. 1, л.д. 44).

Из приведенных положений Условий участия от 6 апреля 2015 г. в их взаимосвязи следует, что независимо от установления страховой суммы равной величине первоначальной суммы кредита в последующем она остается неизменной в течение всего срока действия договора страхования; возможность наступления страхового случая, срок действия договора страхования и размер страховой выплаты не зависят от досрочного возврата кредита и от суммы остатка по кредиту.

При таких обстоятельствах вывод судебных инстанций о том, что досрочное погашение кредита не прекращает действие договора страхования в отношении заемщика и не предусматривают возврат страховой премии на основании пункта 1 статьи 958 Гражданского кодекса Российской Федерации, является правильным.

Поскольку договор страхования не прекратился по основаниям, предусмотренным пунктом 1 статьи 958 Гражданского кодекса Российской Федерации, то в силу пункта 3 указанной статьи при отказе застрахованного лица от договора страховая премия возвращается лишь в том случае, если это предусмотрено договором.

Согласно пункту 5.1 Условий участия от 6 апреля 2015 г. участие клиента в программе страхования может быть прекращено досрочно на основании его письменного заявления. При этом возврат денежных средств, внесенных физическим лицом в качестве платы за подключение в Программе страхования, производится Банком в случае отказа физического лица от страхования в следующих случаях: подачи физическим лицом в Банк соответствующего заявления в течение 14 календарных дней с даты подачи заявления на участие в Программе страхования независимо от того, был ли договор в отношении такого лица заключен; подачи физическим лицом в Банк соответствующего заявления по истечении 14 календарных дней с даты подачи заявления на участие в Программе страхования в случае, если договор страхования в отношении такого лица не был заключен. При этом осуществляется возврат физическому лицу денежных средств в размере 100% от суммы платы за подключение к Программе страхования.

Учитывая изложенное, судебные инстанции также пришли к правильному выводу о том, что условия договора страхования не предусматривают возврат платы за подключение к Программе страхования в случае отказа от участия в ней по истечении 14 дней со дня его заключения.

Доводы кассационной жалобы о том, что Х И.А. была подключена к Программе страхования в отсутствие ее заявления и на других условиях, предусматривающих возврат части платы за подключение к ней при досрочном погашении кредита и при отказе застрахованного лица от участия в Программе страхования, относится к оценке доказательств и сводится к несогласию с установленными судами обстоятельствами.

Такие доводы не могут служить основанием для пересмотра судебных постановлений в кассационном порядке, поскольку в соответствии с частью 2 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими (абзац 2).

Кроме того, ранее при подаче искового заявления Х И.А. указывала, что подключение к Программе страхования произведено на основании ее заявления.

Довод Х И.А. о том, что она была подключена к другой Программе страхования, предусматривавшей возврат части страховой премии в случае досрочного погашения кредита, не может быть принят во внимание по следующим обстоятельствам.

Условия участия в Программе коллективного добровольного страхования жизни и здоровья заемщиков ОАО «Сбербанк России», на которые ссылается Х И.А., действовали в Банке в 2012 году и предусматривали осуществление страхования жизни и здоровья клиента до даты возврата кредита, определенной кредитным договором, а в случае досрочного исполнения обязательств клиента перед банком на основании письменного заявления застрахованного лица участие клиента в Программе страхования прекращалось с возвратом ему денежных средств в размере платы за подключение к Программе страхования, рассчитанной пропорционально остатку срока страхования в полных месяцах.

Между тем как выписка из реестра застрахованных лиц (т. 1, л.д. 86), так и плата за подключение Х И.А. к Программе страхования в размере 37 375 руб., рассчитанная по формуле: страховая сумма X тариф за подключение к Программе страхования X (количество месяцев / 12) (т. 1, л.д. 88, оборот) подтверждают факт подключения Х И.А. к условиям участия в Программе страхования, применяемым в отношении застрахованных лиц, принятых на страхование с 6 апреля 2015 г.

Другие доводы кассационной жалобы также не свидетельствуют о том, что при рассмотрении данного дела судами были допущены существенные нарушения норм права, которые могли бы служить основанием для отмены вынесенных судебных постановлений.

При таких обстоятельствах, а также учитывая общепризнанный принцип правовой определенности, являющийся одним из условий права на справедливое судебное разбирательство, предусмотренный статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит предусмотренных статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для удовлетворения кассационной жалобы и отмены вступивших в законную силу судебных постановлений.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Бологовского городского суда Тверской области от 4 апреля 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тверского областного суда от 13 июня 2017 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Х. И. А.  без удовлетворения.

 

Председательствующий

Судьи

Источник сайт ВС РФ

Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.

Политика конфиденциальности и Согласие на обработку персональных данных

возврат-страховки.рф 2016-2018